Tags: Константин Симонов

Девушка с синими глазами.

Таисия Котова военфельдшер.jpg
     Автор фФото Яков Халип.


Чем интересны «Разные дни войны» Константина Симонова, так это его попыткой проследить  дальнейшую судьбу людей, встреченных им на дорогах Великой Отечественной.
Но  вот эпизод, который упоминается в мемуарах писателя.
Collapse )

На запад.

Изображение 156.jpg


Из объятий, из слез, из недоговоренных слов
Сразу в пекло, на землю.
В заиканье пулеметных стволов.
Только пыль на зубах.
И с убитого каска: бери!
И его же винтовка: бери!
И бомбежка - весь день,
И всю ночь, до рассвета.
Неподвижные, круглые, желтые, как фонари,
Над твоей головою - ракеты...
Да, война не такая, какой мы писали ее,-
Это горькая штука...

Константин Симонов «Июнь. Интендантство»

Все друзья, уезжаю на Вахту памяти. Вновь  в  Беларусь, вновь в страшный 1941-й.
Collapse )

Происшествие с капитаном Тетериным.

«— Вы слышите? — Серпилин повернулся к Баранову. — Ваш боец сожалеет, что не напомнил вам о ваших документах. — В голосе его прозвучала насмешка. — Интересно, что произошло бы, если б он вам о них напомнил? — Он снова повернулся к шоферу: — Что было дальше?
— Дальше шли два дня, прячась. Пока вас не встретили…
— Благодарю вас, товарищ Золотарев, — сказал Серпилин. — Занеси его в списки, Синцов. Догоняйте колонну и становитесь в строй..»
Константин Симонов «Живые и мертвые»


Тетерин Николай Дмитриевич.jpg


Collapse )

Танкист Иванов.

Олег Ефремов Живые и мертвые.jpg

Слушаю на сайте «Старое радио» запись «Вечера Памяти Константина Симонова» за 1985. Своими воспоминаниями делится Михаил Козаков. И вдруг слышу интересное
«..На юбилее, пятидесятилетии Константина Симонова был маршал Конев, легендарный маршал Конев. Ефремов, уже сыгравший в фильме по роману Константина Михайловича, стоял, и Конев, увидел Ефремова, н играл там танкиста Иванова, на которых вся земля держится. Помните, такой эпизод?? И Конев так сказал – О! Танкист Иванов. И обращаясь к Ефремову – ------Ты для меня никакой не артист Ефремов! Ты танкист Иванов, на которых вся земля держится!--

"Не мы, а вы явились с белым флагом..."

Эпизод с флагом..jpg

Увидев этот документ, вспомнил прочитанное у Константина Симонова в «Разных днях войны»
«..Проехав назад еще километра четыре и свернув с шоссе направо, мы въехали в редкий сосновый лес. Там за раскладным столиком на раскладном стуле сидел грузный, обливавшийся потом от жары полковник с орденами на груди. Он поднялся нам навстречу и спросил, кто мы. Мы ответили, что мы корреспонденты.
— А счастье было так возможно! — сказал полковник.
Он был очень взволнован. Мы в первую секунду подумали, он ждал вместо нас кого-то другого и разочарован, что мы оказались корреспондентами. Но, как выяснилось, его восклицание относилось совсем не к нам.

Collapse )

На девятый день войны.

Последнюю неделю мемуары Симонова «Разные дни войны» стали моей настольной книгой. Сравниваю написанное с данными из ОБД Мемориал и «Подвиг народа». Сейчас «застрял в 30-м июня 1941-го. Оказывается, на летчиков, уцелевших в сбитых немцами ТБ-3, есть наградные. Любопытно. Заодно выяснил, где похоронены погибшие члены экипажей. Сделать пост?

...с нашими опознавательными знаками...

«27 июня 1941-го.
Лесной массив восточнее г. Борисов.
...Я оставил машину в лесу, рядом с другими машинами, а сам пошел искать какое-нибудь начальство. Мне указали как на старшего на корпусного комиссара Сусайкова. Он стоял на лесной дороге, молодой небритый человек в надвинутой на глаза пилотке, в красноармейской шинели, накинутой на плечи, и почему-то с лопатой в руках. Я подошел к нему и по своей все еще не выветрившейся наивности спросил, где редакция газеты, в которой я мог бы работать, потому что я писатель и направлен в армейскую газету.

Сусайков Иван Захарович.jpg
     И.З. Сусайков

Он посмотрел на меня отсутствующим взглядом и сказал равнодушно:
— Разве вы не видите, что делается? Какая газета?! Я сказал, что мне надо явиться в штаб фронта, в политуправление. Он покачал головой. Он не знал, где штаб фронта, вообще он ровно ничего не знал, так же как и все находившиеся вместе с ним в этом лесу.»
Константин Симонов «Разные дни войны»

Накануне обменялся несколькими комментариями с  grossgrisly человеком весьма сведущим в тематике Великой Отечественной войны. Он сообщил мне, что видел документ, подписанный корпусным комиссаром Сусайковым, в котором упоминается бомбардировка наземных войск самолетами с советской символикой. У одного летчика даже нашли партбилет! На сайте «Подвиг народа» этот документ нашелся быстро.

Донесение Сусайкова.jpg

    Читайте пункт б)

Collapse )

Константин Симонов. Один из лучших.

К. Симонов 1941.jpeg


«..Мы улеглись на землю рядом с «пикапом» и проспали до утра. Перед сном, после того как мы в отвратительном настроении по пустому мосту, без часовых, выехали из Могилева, я вдруг подумал, что надвигается какая-то катастрофа и мы, весьма возможно, отсюда не выберемся, и мне стало не по себе от того, что какие-то вещи, лежавшие у меня в карманах, могут попасть в руки немцам. Я в темноте положил на колени взятую в штабе корпуса карту, на которой были пометки расположения войск, и на ощупь куском резинки постирал все, что там было. А потомCollapse )

Буйничское поле. Оплывший от времени противотанковый ров.

Изображение 457.jpg

«..Мы рассказали полковнику Кутепову, что когда проезжали через мост, то заметили там ни одной счетверенной установки и ни одной зенитки. Кутепов усмехнулся.
— Во-первых, если бы вы, проезжая через мост, сразу заметили пулеметы и зенитки, то это значило бы, что они плохо поставлены. А во-вторых… — Тон, которым он сказал это свое «во-вторых», я, наверное, запомню на всю жизнь. — Во-вторых, они действительно там не стоят. Зачем нам этот мост?
— Как «зачем»? А если придется через него обратно?
— Не придется, — сказал Кутепов. — Мы так уж решили тут между собой:

Collapse )