April 2nd, 2020

Новые условия жизни.



Я увидел их метров за пятьдесят. Трое стояли у деревьев, там где обычно сидят в ожидании покупателей продавцы всяческой художественной "карамели". Представители пензенского Монмартра? Да быть не может. Я приблизился и увидел характерную расцветку верхней одежды.
Понятно, росгвардейцы. Они посмотрели на меня, я на них, потом уверенным шагом прошел еще метров 10 и направился к банку, куда и шел.
финансовое учреждение меня явно не ждало. Бумажное объявление гласило, что временно обслуживаются только юридические лица, и кроме того график работы сокращен. делать нечего, я пошел восвояси. Подходя к росгвардейцам увидел стоящих среди них трех юнцов. Хлопнул себя по карману, да, служебное удостоверение было со мной.
Collapse )

Андерсен - 215 лет.




В Копенгагене в 1711 году свирепствовала чума. Королева Дании отплыла на родину в Германию, король тоже покинул столицу, да и все, кто только мог, бежали из нее. Старались выбраться из города и студенты, даже те, что пользовались даровым помещением и столом. В так называемой Борхс-Коллегии оставался всего один студент, да и тот собирался уехать. Было два часа ночи, когда он вышел оттуда с ранцем на плечах; в нем больше было книг и рукописей, нежели платья и белья. Над городом навис густой тягучий туман, на улицах не было видно ни души. Кругом почти на всех дверях и воротах стояли кресты — в тех домах были больные чумой или все уже вымерли. Не было видно людей и в более широкой извилистой Kjodmangergade, как называлась тогда улица от Круглой башни до королевского дворца. Но вот мимо прокатила тяжелая телега. Кучер пощелкивал кнутом, лошади неслись вскачь; телега была битком набита трупами. Молодой студент поднес руку к носу и стал вдыхать крепкий спирт, в который была омочена губка, уложенная в медную коробочку. Из кабачка в одном из переулков раздавалось дикое пение и хохот. Люди пьянствовали там всю ночь, чтобы забыть о чуме, стоявшей за дверями и готовой уложить их в телегу к другим мертвецам. Студент направился к дворцовому мосту; у набережной стояла пара небольших судов; одно уже готовилось отплыть из зараженного города.
— Коли Бог даст, будем живы и дождемся попутного ветра, пойдем в Грензунд к Фальстеру! — сказал шкипер и спросил студента, желавшего сесть на судно, как его зовут.
— Людвиг Гольберг! — ответил тот, и имя это прозвучало тогда, как и всякое другое, теперь же оно принадлежит к славнейшим датским именам!
(отрывок из рассказа "Предки птичницы Греты")



Collapse )

Напряжение нарастает.


(фото из сети)

Прохожу час назад по этажу. В одном из офисных помещений коллега с какой-то яростью протирает стол, клавиатуру, телефоны.
----Чего это ты:? Время убраться?----
Она оборачивается. А взгляд, ну как будто она со стеной говорит.
Collapse )