September 16th, 2015

Он первым открыл нам свою Трою. Сто лет со дня рождения Сергея Смирнова.

В каждом жанре были свои мастера: короли репортажей, очерков, бесед. Но из величайшего сонма советских журналистов, из огромного перечня блестящих имен и золотых перьев, пальму первенства я бы отдал Сергею Сергеевичу Смирнову, создавшему новый, небывалый в истории отечественной журналистики жанр – воскрешение истории, духа, души…

Сергей Смирнов в Брестской крепости.jpg

      Сергей Смирнов у стен Брестской крепости. (в центре, в берете)

И дело даже не в том, что он первым открыл нам свою Трою – Брестскую крепость (это само по себе величайший творческий подвиг), а еще и в том, что он спасал защитников крепости из лагерей, угодивших туда по вопиющей несправедливости. Писал письма партийным и государственным деятелям, ходил, как тогда говорили «по инстанциям», хлопотал за невинно осужденных, добивался освобождения их из лагерных бараков, помогал им обрести себя в гражданской жизни.
– Сколько помню свое детство, – рассказывает младший сын писателя Константин Смирнов, – у нас в квартире все время жили какие-то люди, приехавшие неведомо откуда и не ждавшие от жизни ничего хорошего. Отец записывал их рассказы, добывал им деньги на билеты, куда-то звонил, устраивал их судьбы… Это были освобожденные им защитники-узники, солдаты и офицеры, воевавшие в Бресте в первые дни войны.
А вот бесстрастное свидетельство военного прокурора Б.А. Викторова:
«Работа писателя С.С. Смирнова завершилась реабилитацией А. Филя, освобождением П. Клыпы, снятием всех подозрений с майора П. Гаврилова, с С. Матевосяна и других оставшихся в живых защитников Брестской крепости. Исключенные из партии были восстановлены в ее рядах, надлежащим образом трудоустроены».
«В 1954 году, — пишет Сергей Смирнов, — я заинтересовался тогда ещё смутной легендой о героической обороне Брестской крепости и начал разыскивать участников и очевидцев этих событий. Два года спустя я рассказал об этой обороне и о защитниках Бреста в серии радиопередач «В поисках героев Брестской крепости», получивших широкий отклик в народе. Поток писем, обрушившихся на меня после этих передач, исчислялся сначала десятками, а потом сотнями тысяч...».
Школьником я жил в Брестской области и не пропустил ни одной радиопередачи из этого цикла. До сих пор слышу эту слегка глуховатую неторопливую смирновскую речь. А потом увидел рассказчика и с телеэкрана: красивый мудрый русский человек рассказывал о том, о чем нам никогда не рассказывали в школе, о никому не ведомой войне в тылу Западного фронта, о Крепости и ее безвестных героях. Под впечатлением этих рассказов я потом и сам стал разыскивать участников обороны Бреста, став журналистом, многие годы занимался темой Брестского укрепленного района. Как справедливо отмечает газета «Союз»:
«Проводившиеся Смирновым на протяжении нескольких лет передачи на радио и телевидении породили массовое патриотическое движение по розыску неизвестных героев. Смирнов получил более миллиона писем».
Да, эти волнующие передачи слушала без преувеличения вся страна.
Именно с публикаций Сергея Смирнова началось восстановление доброго имени не только защитников Бреста, но и других солдат, имевших несчастье попасть в немецкий плен, а потом огульно обвиненных в предательстве.
Он поверил людям, у которых не было никаких справок и свидетельств. У них была только память. Да еще рубцы былых ранений.




Collapse )